Регистрация / Вход

В России начали использовать встроенные сим-карты eSIM. Что это такое?

 

Что случилось?

Сотовый оператор Tele2 первым из «большой четверки» связи предложил своим клиентам использовать технологию встроенной сим-карты (eSIM). До этого eSIM в России можно было воспользо...

Майкл Льюис - Flash Boys. Высокочастотная революция на Уолл-стрит

Вышедшая в свет 1 апреля 2014 г. книга Flash Boys произвела фурор в финансовом мире Америки. В первую же неделю было продано 130 000 экземпляров, а ФБР объявило о начале расследования в отношении ...

Книга. Блокчейн: архитектура, криптовалюты, инструменты разработки, смарт-контракты

Книга познакомит вас с теоретическими и практическими аспектами технологии блокчейн. Во втором издании данной книги углубленно рассмотрены следующие темы: децентрализация, умные контракты, блок...

Как создать ноду Lightning Network

 

Мнение о том, что Lightning network (LN) — это альтернатива майнингу или мастернода биткоина, ошибочно. Молниеносная сеть — это только надстройка над основным блокчейном, призванная освободить би...

Криминальная революция криптовалют: о сомнительных персонажах, зарабатывающих на Биткойне

 

Трудно поверить, что {#emotions_dlg.art_alt}«криптовалютная революция»{#emotions_dlg.art_alt} началась десять лет назад. Я смутно припоминаю, как впервые услышал о Биткойне в одной из компьютерных лабораторий моего университета в 2008 г., в...

Интернет — это одна из сфер нашей жизни, площадка для общения. Загнать совсем его в прокрустово ложе и невозможно технически, и неправильно морально !

Бесплатная информация

Виджет показывает полезную и бесплатную информацию.

добавить на Яндекс

О внутреннем устройстве интернет-цензуры

Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

 

С другой стороны, идея превращения интернета в «безопасную среду»

Газета «Известия» сообщила сенсационную новость. Провайдеры одного из регионов согласились по умолчанию предоставлять доступ только к сайтам, одобренным некоммерческим партнерством «Лига безопасного интернета» (ЛБИ). Для того чтобы выйти за пределы списка, надо будет специально оповестить провайдера — заявлением ли, кнопкой в личном кабинете — неизвестно. Вскоре стал известен и регион — Костромская область.

Блогосфера, мягко говоря, всколыхнулась. Цензура в Сети, оскопленный интернет, множество других, не воспроизводимых в печати эпитетов. Странно защищать взрослых от взрослых материалов. Не утешало даже то, что лига одобрила уже полмиллиона сайтов, а вскоре доведет это число до миллиона.

Я не люблю разговоры про цензуру в Сети. Сейчас такая тенденция — власти чуть ли не всех стран стремятся ограничить доступ граждан к тем или иным сегментам интернета (привет, например, американским интернет-казино). Человечеству вообще свойственно себя немного ограничивать.



Но здесь другое дело. «Лига безопасного интернета» — негосударственная организация, некоммерческое партнерство. Это не регулятор рынка. Так откуда она такая влиятельная взялась? Почему ее слушаются провайдеры и сотовые операторы? Им ведь по определению невыгодно ограничивать доступ в Сеть, да еще и по спискам, составленным чужаками.

Точного ответа на этот вопрос у меня нет. Но есть догадка. Как мне кажется, ЛБИ — классический пример того, как надо заручаться поддержкой госорганов и бизнеса. Она достойна быть занесенной в учебники, если не дай бог такие учебники кто-нибудь выпустит.

Учредитель ЛБИ — благотворительный фонд Святителя Василия Великого. Это один из крупнейших благотворительных фондов России, тесно связанный с Русской православной церковью и располагающий бюджетом в 40 миллионов долларов. Зарегистрирован он в деревне Спас-Тешилово, дом 3; там же располагается загородный VIP-отель «Царьград».

Фонд славен своими инициативами. Помогает наукограду Пущино, выпускает антиалкогольную рекламу, поддерживает с десяток храмов и монастырей, снимает документальные фильмы «Русские без России». И вот в какой-то момент решил учредить инициативу по очистке рунета от скверны.

К сожалению, рунет — безбожная и циничная среда, которая (так сложилось исторически) с большой опаской принимает что бы то ни было от православного сообщества. С другой стороны, идея превращения интернета в «безопасную среду» — явно помасштабнее фестиваля православных СМИ «Вера и слово». Очевидно, для реализации этой идеи требуется найти сторонников во власти. Благо наша власть — воцерковленная. Или хочет такой казаться (это тоже сложилось исторически).

Способ известен давно. При организации создается попечительский совет с бронебойным составом — и кружок по интересам набирает невиданную силу. Кто возглавляет попечительский совет и с укором может посмотреть на провайдеров, не согласных с фильтрацией? Игорь Щеголев, председатель совета, помощник Путина и бывший министр связи. В попечительский совет лиги также входит губернатор Костромской области Сергей Ситников, бывший (сюрприз!) глава Роскомнадзора — так что региональные власти интернет-провайдеров «отмазывать» точно не будут.

Вроде как, провайдер — не раб, не госкомпания, может и отказаться. Но тогда на него с укоризной посмотрит Андрей Герасимов. ЛБИ указывает, что он трудится в ФСБ России. Тут важны детали — в действительности Андрей Васильевич возглавляет Центр информационной безопасности ФСБ и ведает эксплуатацией систем СОРМ и СОРМ-2. Еще в списке попечителей ЛБИ — Алексей Мошков, глава Бюро специальных технических мероприятий МВД. В Бюро входит знаменитое управление «К». Посыл понятен даже идиоту — не стоит ссориться с такими людьми.

Кто еще нужен лиге? Очевидно, активный человек из законодателей. Так в попечительский совет попадает депутат Елена Мизулина, возглавляющая думский комитет по вопросам семьи, женщин и детей. Та самая, которая предложила сажать за незаконные аборты.

Крупный бизнес тоже на стороне ЛБИ: «Ростелеком», МТС, «Вымпелком», «Мегафон». Странно, если бы эти четыре компании, выигравшие в июле 2012 года конкурс на право получения лицензий LTE, были против полезных инициатив. Поддерживают фильтрацию Сети и участники интернет-рынка, например Mail.ru, в свое время предоставившая поиск и сервисы для единого школьного портала. Вообще говоря, бизнес, помогающий цензорам Сети, трудно в чем-то упрекнуть; такая помощь — небольшая плата за хорошее отношение госорганов.

Когда я пишу колонки про госинициативы, редактор часто вычеркивает мое любимое слово — безумие. Но здесь мы имеем дело не с безумием, а с кошмаром. До мелочей рассчитанным кошмаром, не имеющим никакого отношения к защите детей и ранимых взрослых.